Незаконная добыча природных ресурсов в Крыму. Часть 1. Освоение украденного шельфа

В течение 2017 года Россия, в нарушение норм Международной конвенции ООН по морскому праву, продолжала вести незаконную добычу в акватории Азовского и Черного морей возле оккупированного Крыма.

Татьяна Гучакова

Юрий Смелянский

эксперты Мониторинговой группы «Института черноморских стратегических исследований»
и «Майдана закордонних справ», Ялта-Киев


В течение 2017 года Россия, в нарушение норм Международной конвенции ООН по морскому праву, продолжала вести незаконную добычу в акватории Азовского и Черного морей возле оккупированного Крыма.

Одним из первых захваченных оккупантами в момент оккупации Крыма предприятий стало ПАО «Черноморнефтегаз», вместе с месторождениями, на которых компания вела добычу природного газа и нефти, как на территории полуострова, так и на шельфе Черного моря. На балансе украинской компании находилось 17 месторождений, из которых 11 газовых, 4 газоконденсатных и 2 нефтяных. Суммарные запасы всех месторождений: по природному газу – 58,56 млрд куб м, по газовому конденсату – 1231 тыс тонн, по нефти – 2530 тыс тонн.

http://www.blackseanews.net/files/image/(00-92-99-99)/%D0%BA%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B0-%D1%87%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%BD%D0%B5%D1%84%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%B0%D0%B72014.jpg

Карта-схема районов работ ГУП РК «Черноморнефтегаз» с официального сайта предприятия

 

По официальным данным сайта экспроприированного предприятия (новое название: ГУП РК «Черноморнефтегаз»), незаконная добыча ведется на шельфе Черного и в акватории Азовского морей, а также на суше Крымского полуострова. «Черноморнефтегаз» разрабатывает 9 месторождений: 2 газоконденсатных (Голицынское и Штормовое), 6 газовых (Архангельское, Джанкойское, Задорненское, Восточно-Казантипское, Северо-Булганакское и Одесское) и одно нефтяное (Семеновское).

В 2014 было заявлено, что «сегодня предприятие находится на новом этапе своего развития. В ближайших планах – поиск, обустройство и ввод в эксплуатацию новых месторождений, развитие и реконструкция системы магистральных газопроводов и наращивание мощности Глебовского подземного хранилища газа, обновление и модернизация оборудования».

Крымская газотранспортная система до начала оккупации была встроена в единую газотранспортную систему Украины. Потребителей Крыма обеспечивала собственная добыча природного газа, а при необходимости полуостров получал недостающие объемы газа с материковой части Украины. После начала оккупации крымская часть газотранспортной системы бала отсоединена от единой украинской системы.

Еще весной 2015 года оккупационные власти были уверены, что Крым в состоянии сам себя обеспечить природным газом. А еще раньше, в октябре 2014, «министр топлива и энергетики республики» заявлял, что «власти Крыма не исключают возможности продажи Украине излишков газа, добытого компанией «Черноморнефтегаз».

Но уже в отопительный период 2016-2017 года появились сообщения о нехватке природного газа для бытовых и промышленных потребителей. Имели место случаи временного прекращения подачи природного газа потребителям.

Несмотря на полные оптимизма планы 2014 года, предусматривавшие рост добычи природного газа до 3 млрд м3 уже в 2015 году, реальные показатели работы захваченного предприятия демонстрируют другую динамику:

Добыча природного газа в Крыму и на черноморском шельфе в 2013-2017, млрд. м3

 

В результате действия международных санкций, масштабные планы освоения захваченного шельфа не были реализованы.

В декабре 2014 было возобновлено бурение двух скважин на Одесском газовом месторождении, в феврале 2015 директор «Черноморнефтегаза» сообщил о вводе скважин в эксплуатацию.

Кстати, бурение производилось с помощью захваченных высокотехнологичных украинских СПБУ «Петр Годованец» и СПБУ «Независимость», которые были расконсервированы оккупантами в октябре 2014.

В течение 2015 года в эксплуатацию было введено 5 новых скважин. При этом появление новых скважин с самого начала 2015 уже преподносилось как большой успех работы предприятия в условиях санкций.

«Усилиями буровиков, которые смогли в непростые условия по санкциям, когда мы не можем иногда получать запчасти, удалось завершить полностью бурение двух скважин», – цитирует российское издание Neftegaz.RU директора «Черноморнефтегаза».

В апреле 2017 года введена в эксплуатацию новая скважина на Одесском месторождении. С апреля по август, по данным крымского «правительства», из этой скважины добыто более 60,0 млн. м3 природного газа, что позволило увеличить среднемесячную добычу на 13,7%. 

Однако, оккупационный Совет министров Крыма признает, что «в связи с выработкой ресурса действующих месторождений на протяжении последних двух лет добыча сокращалась».

По словам председателя правления перерегистрированной в Украине компании «Черноморнефтегаз» Светланы Нежновой, «сейчас крымский «Черноморнефтегаз» работает на истощение, на уничтожение. Добыча на месторождениях падает... РФ построила газопровод в Крым со стороны России, чтобы качать газ оттуда. Шельф развивать дорого. Запасы месторождений Штормовое и Архангельское истощаются. Необходима интенсификация этих скважин, а это требует больших вложений».

В этих условиях прогнозы оккупационных чиновников становятся все менее оптимистичными.

В январе 2018 крымские и российские СМИ сообщали со ссылкой на информацию «Черноморнефтегаза», что «в 2018 планируется сохранить объем добычи природного газа на уровне 2017 г., когда было добыто около 1,7 млрд м3».

Прогноз потребления также изменился, в связи с планируемым в 2018 году вводом в эксплуатацию двух крымских ТЭС.

Добыча и потребление природного газа на территории оккупированного Крыма, млрд м3

 

Но и эти прогнозы не учитывали вынужденного прекращения Россией добычи на крупнейшем газовом месторождении крымской шельфовой зоны – Одесском, которое уже запланировано к 1 июля.

Такое решение, как признают российские чиновники, связано с международным арбитражным спором по морскому праву, который инициировала Украина против России в сентябре 2016 года.

О том, что «Черноморнефтегаз» 1 июля 2018 года прекратит эксплуатацию объектов Одесского газового месторождения (и Голицынского газоконденсатного, тоже расположенного в западно-крымской шельфовой зоне), в ноябре 2017 сообщало информагентство Eurasia Daily. Оно ссылалось на внутренний приказ гендиректора «Черноморнефтегаза» от 23.11.2017 «О пересмотре производственной и инвестиционной программы». Из приказа следует, что долгосрочная инвестпрограмма «Черноморнефтегаза» должна быть скорректирована, добыча на Одесском месторождении будет прекращена и нужно оказать помощь «высвобождаемым работникам».

http://www.blackseanews.net/files/image/(00-92-99-99)/%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5-%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B4%D0%B8%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87%D0%B0.jpg

Схема размещения месторождений углеводородов в западной части шельфа Черного моря

 

Одесское месторождение на сегодняшний день обеспечивает Крым почти половиной собственной добычи газа. Показатели добычи на Одесском месторождении за последние два года не раскрывались, но в 2015 году на нем было добыто 905 млн куб. м газа.

Естественно, уже забыты и планы освоения новых месторождений, хотя еще в ноябре 2016 оккупационное «министерство топлива и энергетики» Крыма сообщало, что в 2017 «Черноморнефтегаз» планирует активизировать геологоразведочные работы на шельфе Черного моря.

Речь идет о перспективной, но недоразведанной структуре Гордиевича, находящейся в морской экономической зоне Украины к северо-западу от западного побережья Крыма южнее Голицынского месторождения. «Черноморнефтегаз» рассчитывал на обнаружение на структуре Гордиевича запасов газа в объеме от 30 до 100 млрд м3.

Впрочем, это могло быть связано еще и с технологическими причинами – отсутствием у «Черноморнефтегаза» глубоководного оборудования из-за санкций.

Единственное, что можно считать безусловным «успехом» в российском освоении украинского шельфа – это создание мини-военных баз на нефтяных платформах. 

На захваченных украинских буровых вышках и платформах российские военные установили радиолокационные станции. На этих объектах постоянно находится около 130 вооруженных военнослужащих. Добыча газа ведется под охраной военных кораблей.

Фото сайта dpsu.gov.ua

*  *  *

Международные санкции в отношении РФ оказали влияние на добычу не только на захваченной у Украины части черноморского шельфа.

В октябре 2017 стало известно, что Роснефть неожиданно решила приостановить свою деятельность по разработке Южно-Черноморского участка недр, расположенного в восточной части акватории Черного моря. Еще в августе 2017 г Роснефть строила планы о бурении двух скважин.

По словам источника РБК, такой инструмент, как приостановка действия лицензии, используется впервые в истории работы компании на российских проектах.

Среди основных причин этого решения он назвал санкции, препятствующие привлечению буровой техники для освоения месторождений на шельфе.

По словам официального представителя «Роснефти» Михаила Леонтьева, срок действия лицензии приостановлен по совокупности причин: из-за санкций и текущей рыночной конъюнктуры, из-за которой «этот участок сейчас разрабатывать неинтересно». По его словам, компания сосредоточится на разработке Западно-Черноморского участка недр, на котором в этом году планируется начать бурение с привлечением буровой установки Scarabeo 9 итальянской компании Saipem. Работы на Южно-Черноморском участке приостановлены до изменения рыночной конъюнктуры, при которой добыча нефти на шельфе Черного моря станет выгоднее, и до появления буровой техники, построенной на заводе «Звезда» или привлеченной в аренду.

По иронии судьбы, с бурением на участках шельфа в восточной части Черного моря могли бы справиться СПБУ «Петр Годованец» и «Независимость», захваченные вместе с  «Черноморнефтегазом» и уже переименованные оккупантами в СПБУ «Таврида» и «Крым». Однако, украденные буровые установки попадают под санкции.

В 2017 должно было начаться бурение и на Туапсинском прогибе. В 2011  было создано СП с участием Роснефти и американской ExxonMobil для работы на трех лицензионных участках недр в Карском море  и Туапсинском лицензионном участке в Черном море. Однако введенные в 2014 г в отношении России санкции не позволили ExxonMobil принять участие в шельфовых российских проектах.

Под вопросом остается продолжение работы итальянской Eni на Западно-Черноморском участке, где в декабре 2017 было начато бурение разведочной скважины, а уже в январе появились противоречивые высказывания председателя совета директоров Eni Эммы Марчегальи о приостановке работ из-за санкций.

*   *   *

Моніторинг порушень міжнародних санкцій до РФ та правового режиму на тимчасово окупованій території Криму здійснюється за підтримки Європейської програмної ініціативи  Міжнародного фонду «Відродження». Позиція Міжнародного фонду «Відродження» може не співпадати з думкою авторів

 

Оригинал по ссылке.

Эксперты
Александр Полищук

Александр Полищук

Военный дипломат, эксперт по вопросам оборонного строительства и безопасности. Публикации
Андрей Клименко

Андрей Клименко

Глава наблюдательного совета Фонда, эксперт по вопросам Крыма, Главный редактор сайта http://www.blackseanews.net/ Публикации
Богдан Яременко

Богдан Яременко

Глава правления, эксперт по вопросам внешней политики и политики безопасности Публикации
Дмитрий Новак

Дмитрий Новак

Заместитель главы правления, финансовый директор Публикации
Олег Белоколос

Олег Белоколос

Эксперт по вопросам внешней политики и политики безопасности Публикации
Aлександр Хара

Aлександр Хара

Эксперт по вопросам внешней политики и политики безопасности, Заместитель Главы правления БО "Институт стратегических черноморских исследований" Публикации
Алексей Куропятник

Алексей Куропятник

Эксперт по вопросам внешней политики и политики безопасности Публикации
Ольга Корбут

Ольга Корбут

Специалист-аналитик по вопросам временно окупированных територий Публикации
Татьяна Гучакова

Татьяна Гучакова

Эксперт по вопросам временно оккупированных територий Публикации
Юрий Смелянский

Юрий Смелянский

Экономический эксперт, эксперт по вопросам временно оккупированных территорий, Глава правления БО "Институт черноморских стратегических исследований" Публикации